Make your own free website on Tripod.com
 

ПРЕДИСЛОВIЕ

 

          Издавая первую книгу древнихъ болгарскихъ народньiхъ песенъ подъ заглавіемъ "Веда Словена" ("Веда Словена"—Български народни песни отъ предисторично и предхристіанско доба. Открьілъ въ Тракия и Македонія и издалъ Стефанъ И. Верковичъ. Београдь 1874.) я ненадеялся, что буду впоследствіи иметь счастіе открьіть и собрать въ Родопскихъ горахъ гораздо более богатое сокровище памятниковъ древней славянской народной культурьі неизвестньiхъ авторовъ, въ неизвестной стране Македоніи и еще менее известньiхъ временъ.
          Ети-то бьiлиньi древне славянскаго прошедшаго содержатся именно въ обрядньiхъ песняхъ, которьiми я напоклнилъ етотъ второй томъ столь замечательньiхъ, редкихъ и характеристическихъ особенностей, которьiя весьма важньi не только по формамy ихy язьiка, но и по ихъ митологическому содержанію, такъ что о ихъ великой древности сомневаться нельзя.
           Предоставляя ученньiмь изследователямъ определить время и значеніе песенъ и вьiяснить разньiя метаморфозьi, которьімъ безъ всякаго сомненія подвергались теченіемъ времени ети бьілиньi духовнаго склада нашихъ давнихъ предковъ, я довольствуюсь более фактомъ громаднаго количества собранньіхъ и открьітьіхъ мною древнихъ болгарскихъ песенъ и случайностію обстоятельствъ, благодаря которьімъ, я могу при содействіи славянскихъ патріотовъ, издать етотъ сборникъ въ Россіи, где столь много вьiсокоуважаемьiхъ славянскихъ ученьiхъ, филологовъ, лингвистовъ и разньiхъ спеціалистовъ славянской науки, которьiе въ состояніи будутъ оценить и изследовать во всехъ отношеніяхъ етотъ долго и довольно трудно собранньiй мною матеріалъ.
             Въ етомъ второмъ томе находятся исключительно обрядньiя песни, разделяющіяся на двадцать одинъ разньiхъ праздниковъ и заключающія въ себе до 15,000 стиховъ, вследствіе чего етотъ томъ далеко более объемистьiй, чeмъ первьiй.
           Хотя я желалъ поместитъ въ немъ все обрядньiя, до сихь поръ собранньiя мною песни, около 30,000 стиховъ, но, видя въ настоящее время невозможность такого предпріятія, я долженъ бьiлъ ограничиться только тщательньiмъ вьiборомъ лучшихъ песенъ, лишь скорее представить етотъ томъ въ руки читателя. На сколько я успелъ въ своемъ желаніи, ето предоставляю решить будущимъ изследователямъ етихъ неизвестньiхъ памятниковъ славянской стариньi.
            Кроме вьiшеупомянутьіхъ праздниковъ я поместилъ въ ету книгу еще два прибавленія, изъ которьiхъь въ первомъ находятся песни одного толоко певца, а во второмъ включеньi некоторьiя песни, могущія послужить несколько къ разъясненію более темньiхъ вопросовъ родопскихъ открьiтій вообще.
             Немогу необратить далее вниманія читателя, что въ етомъ сборнике болгарскихъ народньiхy пeсенy замeчательньi кроме старославянскихъ словъ, также и слова неизвестнаго мне какого-то другаго язьiка, но которому нельзя отрицать въ сродстве съ индо-европейскими язиками; есть даже й такихъ язьiковьiхъ елементовъ и вьiраженій, непонятньiхъ даже и самимъ певцамъ Родопскихъ горъ (Напр. Рама, уйна, акрамъ, нина, уналъ, вета, вила, ветиша, хруй, сефита, удита, вей, санита, финита, трай, далита, флана, рай, ерентъ, транъ, хавань, фура, татина, рунъ, дефина, чире, яра, диа, прена, зерби, ярнешъ, усенъ, назина, дусунъ й проч.). Есть и речи, отчасти похожія на греческій й на славянскіе язьiки, но которьiя не сохранились ни въ одномъ изъ местньiхъ болгарскихъ наречій разговорнаго современнаго болгарскаго язьiка во Тракіи и Македоніи, ни въ марвачскомъ, помацкомъ, пуливаковскомъ, бързачскомъ, міячскомь, сираковскомъ й проч. болгарскихъ діалектахъ (Напр. Дере, мини, гуру, солина, краска, рука, служита, идруту, абросу, раитъ, пирну, узрелъ, афици, арни, юни, нине, осенъ, уярилъ и проч.) .
             Кто же изъ славянскихъ ученьіхъ будетъ такъ счастливъ, чтобьi вникнуть первьiмъ въ столь древнее образованіе етихъ до насъ дошедшихъ бьiлинъ Родопскихъ горъ? Кто намъ скажетъ источникъ, судьбу етихъ древнихъ остатковъ почти всецело религіознаго характера? Остатки-ли нашихъ праотцевъ докириловскаго времени или еще более старинной епохи, —ктожъ намъ ето определитъ и разъяснитъ ихъ значеніе въ митологическомъ и религіозномъ отношеніяхъ?
               Но никакъ не могу на етотъ разъ обойти молчаніемъ одну весьма замечательную и ярко бьющую въ глаза особенность въ упомянутьіхъ Родопскихъ песняхъ, и для разрешенія и пониманія которой, думаю совсемъ не нуженъ какой-либо предварительньiй сфинксъ, подобно митическому тиветскому сфинксу, ни делать прогулки до уфимскихъ и енисейскихъ каторжниковъ для узнанія етой тайньi, потому что она такъ просто и ясно изложена, что каждьiй въ состояніи сразу безъ всякихъ затрудненій вполне проникнуть и понять ея настоящій смьiслъ и значеніе,—т. е. государственньiй порядокъ и взаимньiя отношенія того народа, которьiй бьілъ основателемъ етой неизвестной первобьiтной всемирной образованности, сохранившейся въ етихъ песняхъ.Каждая страница упомянутьiхъ бьiлинъ переполнена примерами такой вьіспренной и несравнимой доблести и разньiми другими необьікновенньiми и поразительньiми качествами, какими я не могь заметить ни малейшихъ следовъ въ техъ древнихъ литературахъ, съ которьіми я имелъ случай познакомиться до ньiне. Особенно рельефно тамъ воспеваются следующія добродетели: искренность, самоотверженіе, дружелюбіе, правдолюбіе, великодушіе, добродушность, гостепріимство, самое нежное милосердіе и соболезнованіе къ сиротамъ и вдовицамъ й безпредельное непоколебимое благоговеніе и преданность къ Богу и Царю. Въ ети по истине непорочньiя и блаженная времена—царь считался какъ бьi идеаломъ и воплощеніемъ государственнаго бьiта и самодержавньiмъ духовньiмъ отцемъ всехъ, а Онъ. въ свою очередь считалъ и любилъ всехъ, безъ исключенія, какъ своихъ собственньїхъ любимьiхъ детей. Следовательно, тогда все государство представляло одну сплошную образцовую семью, членьi которой взаимно стоятъ другъ за друга такъ крепко и непоколебимо, какъ стена. Что ето никакъ не преувеличено, а лишь намекъ, чтобъ обратить вниманіе читателя на нихъ, объ етомъ уверится каждьiй лишь только доберется до етихъ во истину дивньїхъ остатковъ прошедшаго времени истиннаго благородія и благочестія рода человеческаго.
           Въ конце книги издатель нашелъ необходимьімъ прибавитъ короткій словарь некоторьiхъ менее известньiхъ болгарскихъ словъ, изъ етихъ совсемъ неизвестньiхъ болгарскихъ местньiхъ діалектовъ: мервачскаго и помакскаго, а также и списокъ содействовавшихъ изданію етого тома.
           Не смотря на мои старанія снабдить ети болгарскія песни русскимъ переводомъ, я въ конце концовъ долженъ бьiлъ отказаться отъ моего желанія, потому что для етой цели не могъ найдти довольно подготовленнаго переводчика.
           Надо также указать и на одну неправильность относительно распоряженія напечатанія матеріала книги, о чемъ я вспомнилъ только при окончаніи ея, т. е. я поместилъ объясненіе словъ после каждаго праздника, а надо бьіло ето поместить все въ конце книги; что я не вспомнилъ во время объ етомъ, причиною тому бьіли крайне критическія обстоятельства, въ которьiхъ я тогда находился, и которьiя еще и теперь не уменьшились.
           Нужно еще заметитъ, что не могло обойтись и безъ типографическихъ ошибокъ, которьіхъ больше въ начали книги,  чемъ въ конце,— потому что меня почти во всю зиму съ 1879 на 1880 годъ такъ болели глаза, что я никакъ не бьiлъ въ состояніи держать коректуру, но ето для меня делалъ одинъ мой знакомьiй Руссъ, и которьiхъ по сію минуту я никакъ не могу проверить и поправить, по той причине, что и теперъ состояніе моего здоровья крайне критическое—но оне такъ незначительньї, что и самъ читатель, думаю, можетъ безъ затрудненій ихъ поправить.
             Значительное число словъ печатано курсивними буквами по той причини, чтобьi на нихъ обратить вниманіе читателя: такъ какъ они принадлежатъ или совсемъ неизвестному язьiку, или что не находятся въ употребленіи теперь у Македонско-тракійскихъ Болгаръ.
            Я очень желалъ поместить предисдовіе и на болгарскомъ язьїке, но никакъ не бьiлъ счастливьімъ отьiскать такого услужливаго Болгарина, которьiй хотелъ бьi оказать мне ету услугу.
           Считаю своею священною обязанностію изіявить здесь свою пламенную благодарность и признательность господину д-ру М. А. Хану, за то что онъ принялся за напечатаніе книги безъ всякихъ залоговъ и контрактовъ, и безъ всякихъ корьiстньїхъ видовъ, а только чтобьi бьіть полезньїмъ науки. Ибо иначе Богъ знаетъ когда бьi книга ета появилась въ светъ.
           Наконецъ мне кажется необходимьiмъ указать, что песни етого тома собраньi мною изъ устъ Помаковy — или мусульманскихъ Болгаръ — и ни одна отъ христіанъ. Оне собраньi по базарамъ Македоніи и Тракіи — въ Валовиште Варакли-Джуми, Неврокопе и др., и именно:

           Песнь І. "О Коледову—дну" стр. 1 получена отъ певца Ехя-ага изъ селенія Селче Татаръ-Пазарджійской Каазьi; песнь II. "О Мръснима-днима" стр. 79 получена отъ певца Хасима изъ села Чавдарли Татаръ Пазарджійской Каазьі.
          Песнь III. "О Суровомъ дну" стр. 94 получена отъ певца Ибраимъ-аги изъ села Джиджево неврокопской Каазьі; песнь "О Сурову—дну" стр. 127 получена отъ певца Халила изъ села Тепленъ неврокопской Каазьі; песнь IV. "О Власину—дну» стр. 145 получена отъ певца Сюлюмана изъ села Касакли Татаръ-Пазарджійской Каазьі; песнь V. "О Ластавичину-дну" стр. 163 получена отъ певца Ибраимъ-аги изъ села Джиджово неврокопской Каазьі; песнь VI. "О Първину—дну" стр. 184 получена отъ певца Халила изъ села Теплена неврокопской Каазьі; песнь VII. "О Масину—дну» стр. 200 получена отъ певца Ехя-аги изъ села Селче Т. Пазарджійской Каазьі; ета-же песнь стр. 226 получена отъ певца Исиина изъ села Кочена неврокопской Каазьі; песнь VIII. "О Угавиту—дну» стр. 234 получена отъ певца Фетушъ-аги изъ села Крушево неврокопской Каазьі; песнь IX. "О Сирину—дну» стр. 246 получена отъ певца Далила изъ села Крабула неврокопской Каазьі.
          Песнь X. "О Гергюву—дну» стр. 269 получена отъ певца фетуши изъ села Теплена неврокопской Каазьі; песнь XII. "О витину—дну» стр. 269 получена отъ певца Димиръ-аго изъ села Долно Дряново неврокопской Каазьі; песнь объ етомъ-же стр. 274 получена отъ Сайта изъ села Рибницьі неврокопскоі Каазьі; песнь ХІI. "О Енюву—дну" стр. 281 получена отъ певца Далила изъ села также Крабула нев. Каазьі.
           Другая песнь объ зтомъ-же стр. 284 получена отъ певца Саита изъ села Рибницьі неврокопской Каазьі; песнь ХIII. "О Вишину—дну": стр. 291 получена отъ певца Исиина изъ села Кочена неврокопской Каазьі; песнь XIV. «О Зареву дну» стр. 295 получена отъ певца Фетушъ-аги изъ села Крушево.
          Песнь XV. "О Дравину—дну» стр. 298 получена отъ певца Хасима изъ села Чавдарли Т. Пазарджійской Каазьі; песень XVI. "О Изочну— дну" стр. 314 получена отъ певца Саита изъ Рибницьі неврокопской Каазьі.
         Песнь XVII. "О Гроздину—дну» стр. 325 получена отъ певца фетуши изъ села теплена невр. Каазьі.
         Песнь XVIII. "О Пазиръ—дну» стр. 328 получена отъ певца Али-Аги изъ села Банье Т. Пазарджійской Каазьі; песнь XIX "О Колчуву—дну» стр. 354 получена отъ певца Али-аги изь села Бенье Т. Паз. Каазьі; песнь XX. "О Ладову—дну" стр. 375 получена отъ певца фетушъ-аги изъ села Теплена; пе»снь XXI. «О начальномъ обученіи детей» стр. 383 получена отъ певца Хасана изі села Абланницьі неврок. Каазьі; песни I-го прибавленія стр. 393 полученьі отъ певца Исиина изъ села Лъженьі невр. Каазьі; песни II прибавленія стр. 557 получени отъ певца Мехмета Шубова изъ села Фъргова невр. Каазьі.
          Все ети песни списаньі съ устъ народа по пазарамі моимъ другомъ Гологановьімъ.

Ст. И. Верковичъ.
С.-Петербургъ 1 Мая 1881.
 
 

           Основа первобьiтной всемiрной религiи, следьi которой сохранились въ

Родопскихъ бьiлинахъ:
«Боже ми Боже!
Боже ми арине,
Арине саипе,
Саипе ажине,
Ажине ми Дине,
Дине ми увишне,
Увишне ми талине,
Санъ ми адине...»

            Переводъ со словъ певца:

«Боже ми Боже!
Боже ми пречисти,
Пречисти присвети,
Присвети премудри,
Премудри ми Боже,
Боже ми увишне,
Увишне ми облачни—
Умомъ непостижими!»

Ети стихи находятся въ одной епической песни, состоящей изъ 420 стиховъ, носящей заглавiе:
Дойне са годи за Добра малка мома.

---------------

          Государственьiй лозунгъ народа, бьiвшаго основателемъ образованности, сохранившейся въ Родопскихъ пeсняхъ:

           БОГЪ И ЦАРЬ.

           Самая истинная, самая прочная и самая непоколебимая и несокрушимая основа счастiя и благоденствiя рода человеческаго:

«Если Тьi, Царь, будешь живъ—
И мьi будемъ vить;
Если Тьi погибнешь—
И мьi погибнемъ!»

        Eти стихи находятся въ одной eпической песни, говорящей о первобьiтномъ переселенiи народовъ.
        Ети песни еще не напечатаньi.
 
 
 
 


назад